Жертва ради любви (гастроли Калмыцкого театра)

27 Feb 2009 - 14:25

Добро и зло, свет и тьма… что может быть банальней и в тоже время оригинальней? Все зависит лишь от того, как реализовать, как показать это извечное противостояние. И именно задача показать эту борьбу стояла перед артистами Калмыцкого республиканского театра юного зрителя «Джангар» в спектакле «Сердце матери».

«Человек ради своей выгоды готов на все», - утверждает тьма, добро же предлагает подождать… Мы слышим крик новорожденного, потом видим мальчика и девочку, играющих рядом с матерью, а вот на сцене уже парень и девушка, любящие друг друга.
Но век счастья короток, Пюрвя прогоняет Минджю, несмотря на то, что обещал вечно быть с ней. Зло сразу же спешит искушать. Шарка, как олицетворение тьмы, порабощает себе Пюрвю. Играя на его чувствах, она просит сплести ей венок, поймать соловья, а потом и вовсе убить ее вечного врага – хозяина степи. Но в Пюрве есть светлое, он не смог решиться на такой шаг, хотя и был очень близок к этому, за что несет наказание.
Мы видим мать, молящуюся за своего сына, именно ее молитва трогает хозяина степи, и он подсказывает, как спасти Пюрвю. А за лекарством отправляется верная, но отвергнутая Минджя. Она, преодолев массу препятствий, умудряется достать снадобье. А Пюрвя вновь выбирает Шарку, возжелавшую вечной молодости, которую ей может дать сердце любящей матери. Мать, видя страдания сына, отдает свое пылкое сердце…
Это был сюжет, а теперь рассмотрим все, так сказать, с технической стороны. В самой пьесе затронуто очень много нравственно-философских вопросов и тем, которые волновали, волнуют и будут волновать людей. Возможно, именно этой «извечностью» проблем, и можно объяснить обилие давно известных мотивов. Путешествие Минджи в небесную страну за лекарством напомнило мне сказку о Финисте-ясном соколе, самый яркий пример приношения в жертву собственного сердца ради других – Данко Горького, ну а злых колдуний, желающих обрести молодость, можно встретить в каждой третьей сказке.
Но опять же, важно не что показано, а, скорее, как. Так вот, на мой взгляд, со своей задачей не справились актеры, играющие Пюрвю и Шарку. Создавалось такое впечатление, что Санджи Пурсяков, исполняющий главную роль, играл не в трагической истории, а в комедии, ну как-то совсем не вязалась его манера говорить с происходящим на сцене. Что касается Эльзы Манкаевой – Шарки – то она должна была изобразить роковую женщину, способную очаровать одним взглядом, околдовать своим голосом – получилась же несколько истеричная дамочка, которую бросало из крайности в крайность.
Зато, безусловно, оказались на высоте актеры, исполняющие роли матери и хозяина степи – тут были чувства, были переживания. Немало поспособствовали этому великолепная этническая музыка и декорации. Казалось бы, обычный, полиэтилен, но как красиво играл он в свете софитов, как с помощью него герои то превозносились до высот, то закрывались от внешнего мира, купались в счастье и падали в пучины тьмы…
Но ведь тьма не выиграла эту битву, именно об этом говорит нам красноречивое молчание хозяина степи, когда зло уже торжествует. «Почему?» - спросите вы. Все просто – мать отдала свое сердце ради любви…
Мария Никулина

Распечатать другу

Опрос


Начинается новый учебный год. Ваше отношение:


Ура! Учёба начинается!

Наконец-то встречусь с однокурсниками

Начало учебного года - обыкновенный день: ни радости, ни печали

Я совсем не отдохнул от прошлого учебного года, а тут всё сначала...

Учеба - это каторга!