Восток – дело тонкое

27 Feb 2009 - 14:27

В этот раз орловского зрителя порадовал премьерой калмыцкий театр «Джангар». Он представил спектакль, обозначенный как драматическая фантазия, под названием «Сердце матери», режиссер Экин Зуркин. Действие поставлено по пьесе драматурга Алексея Балакаева. Премьеры фантазии с успехом прошли не только в России, но и за рубежом, и получили много положительных отзывов в прессе.

Представление действительно получилось феерическим, весьма необычным и непривычным в нашей глубинке. С первых минут стало понятно, что здесь явно замешана тонкая восточная философия, многое было завуалировано в символах. Сюжет угадывался легко – спор темных и светлых сил над судьбой человека, приведший к необычному финалу, ибо мы привыкли к happy-end, а здесь все намного трагичней. Вот только невозможно определить, что стояло за теми образами, которыми было наполнено действие. Например, главный образ – материнское сердце. Ясно, что он обозначает любовь, заботу, ласку. Но вот зачем именно оно потребовалось колдунье, чтобы вернуть свою молодость? Но, наверное, это сказывается культурное различие в интерпретациях тех-иных устойчивых в сознании знаках.
Не думаю, что стоит обращаться к пересказу сюжета, тем более что словами невозможно передать все достаточно достоверно. Поэтому остановлюсь на том что захватывает с первых мгновений – это прекрасная хореография! Действие было наполнено танцевальными эпизодами, актеры двигались с непередаваемой грацией. Чудесно показаны сцены, символизирующие любовь, страсть – здесь нет ни пошлости, ни вульгарности, что нередко стало встречаться и в театре. Движения плавны, продуманы, логичны. Воображение захватили и свето-звуковые эффекты – все это, сливаясь с танцем героев, создавало невыразимое впечатление и полностью сосредотачивало на себе внимание.
Но, как бы чудесна и необычна ни была стилизация, все же некоторые вещи настораживали или даже пугали. К категории последнего относятся огромные лоскуты темного и светлого целлофана, с помощью которых создавались определенные эффекты и образы. Да, такая практика, как «использование подручных средств», широко применяется в современных постановках, особенно подобного, сюрреалистско-философского плана. Но, на взгляд большинства, тот же темный или светлый шелк, либо подобная ткань, смотрелись бы более эстетично.
Еще замечания к игре главного актера – он был, мягко говоря, не убедителен. Хотя, если ставилась задача показать взрослого-ребенка, этакого наивного и открытого миру молодого парня, то образ удался, есть даже течение к определенному утрированию.
Обнадежил трагический финал – из-за страсти к ведьме Шарке, сын убивает собственную мать. До самого финала было неясно – кто же выиграет спор за душу Пюрве? И до последнего мига зритель ожидал, что светлые чувства возьмут верх, но нет, темная сторона перевесила. В итоге, после просмотра остается неприятный осадок в душе, из театра выходишь с горечью и обидой за такое мнение о человеке. В этом плане спектакль можно причислить к многочисленным в современном искусстве темам, открывающим порочность, пошлость современного мира. С одной стороны, эти идеи уже набили оскомину, но «Сердце матери» имеет необычный финал даже для такого рода произведений – в этом явный плюс. К тому же его стоит посмотреть и просто ради эстетики действия, и удовольствия от попыток постижения непостижимого – тонкой восточной философии.
Екатерина Хохлова

Распечатать другу

Опрос


Начинается новый учебный год. Ваше отношение:


Ура! Учёба начинается!

Наконец-то встречусь с однокурсниками

Начало учебного года - обыкновенный день: ни радости, ни печали

Я совсем не отдохнул от прошлого учебного года, а тут всё сначала...

Учеба - это каторга!