Работники системы

03 Mar 2009 - 08:55

12 марта уголовно—исполнительной системе России исполняется 130 лет. Пожалуй, всю известную информацию о ее представителях получаем из кинофильмов (не дай бог, из собственного опыта). Сотрудники ведомства там неизменно представлены как некие церберы, окончательно потерявшие все человеческое. Порой, даже их «подопечные» выглядят куда приятнее. Надо отдать дань творческому вымыслу режиссеров.

Кто же на самом деле эти люди, обличенные властью и одетые в форму. Вдруг их работа идет все же не на потребу больной психике. Может стоит разобраться. И не беда, если пострадает очередной «гениальный» сценарий…
Кабинет коменданта бытового отдела Валентины Федоровны Дерибасовой показался необычайно уютным. Много света, много цветов. На столе— идеальный порядок. Если бы на пути к нему не пришлось идти длинными коридорами одного из зданий исправительной колонии № 6, то вполне можно было бы расслабиться, внимая украдкой заглядывающему в окошко солнцу.
Валентина Федоровна пришла в систему в 1973 году. Начинала бухгалтером. В 1982 году стала работать в женской колонии строгого режима, где отбывали наказание особо опасные рецидивистки. Долго думала прежде, чем согласиться вырваться из обволакивающего плена смет, цифр, расчетов туда, где обитают люди, преступившие незримую черту, отделившую свободу от «зоны».
У осужденных жизненный путь делится на «расстояния» до и после колонии. А вот у служащих судьба неразрывно связана с этим миром, который лежит словно маленький островок, отколовшийся от материка. И потому в нем свои законы.
Вот так получается: у одних срок, у других рок…. Валентина Дербасова начала службу с должности инженера по организации труда. В ее обязанности входил контроль на производстве: учет выполнения норм выработки, обеспечение осужденных работой. Все помнят расхожее убеждение: совместный труд сближает. Насколько верно это в колонии сказать трудно.
У каждого начинающего служащего колонии есть наставник. Его задача не только дисциплинировать и научить всем нюансам профессии, но и морально подготовить к работе.
Майор внутренней службы К. И. Силаева, работавшая с Валентиной, так охарактеризовала ее перед начальством: «Справилась. Готова к более ответственным заданиям». Вот она, очередная должность — начальник отряда, а вместе с ней и звание — младший лейтенант.
15 лет женщина отдала этой работе. И никогда не покажутся неискренними ее слова: «Я ни о чем не жалею…»
Как остаться безучастной, если вечером возле твоего кабинета стоят люди и ждут приема. Ждут молча, проговаривая про себя что-то заветное, то зло озираясь на соседок, то грустно опуская глаза. Под одинаковыми форменными робами бьются сердца, наполненные неразделенной горечью. Официально это называется потеря социальных связей. Родные и близкие, чья помощь так нужна, оказались далеко. Не стоит разбираться, кто или что тому виной…
—Конечно, стараешься показать крепость характера, шлешь запросы, а вечерами сама украдкой плачешь,— призналась в откровенной беседе Валентина Федоровна. — После освобождения бывшие заключенные иногда подолгу пишут письма. Где—то просят совета, где—то благодарят. Одна девушка даже посвящала стихи…
Начальник отряда — самая тяжелая работа в колонии. Все на нем, и быт, и дисциплина и внешний вид заключенных и организация их досуга…
Но как быть все с теми же душещипательными произведениями, извините, киноискусства?
— На протяжении всей службы не припомню ничего такого из ряда вон выходящего. Не подкопов, не массового бегства, — смеется Валентина Федоровна. Были случаи нарушения дисциплины, брака на производстве. Но все в порядке вещей.
Запоминается совсем другое. Однажды в колонию поступила хрупкая восемнадцатилетняя девочка, совершившая совсем не детскую шалость. Испуганное затравленное существо, которому грозила смертная казнь, потом замененная заключением. … Валентине Федоровне было по-матерински жаль ее. Нужно было всеми силами постараться подготовить осужденных женщин, чтобы девушку приняли не как жестокого убийцу, а как оступившегося ребенка…
Много жизней прошло перед глазами Валентины Федоровны. Были случаи, когда после нескольких месяцев свободы арестантки возвращались в колонию, совершив очередное преступление. И не о чем не жалели. Но Валентина помнит других. Тех женщин, чьи истории научили не оценивать, а ценить мир.
Дни службы отзываются не только усталостью, но и изменением характера. Мама часто говорила Валентине: «Что с тобой стало. Раньше была веселая, озорная девчонка. Теперь вечно сосредоточена, серьезное выражение лица не меняешь даже не семейных посиделках...»
Прибавилось, конечно, в голосе командных ноток…
Только заговорили про семью, в кабинет вошла красивая молодая женщина. Взгляд, строгий, выдержанный, но мягкий, располагающий к себе. Точно такой же, как у Валентины, лишенный, возможно некого, только ей присущего задорного огонька...
—Это моя дочь, Татьяна Толмачева, прервала размышления Валентина,— старший инспектор группы спецучета Шаховской воспитательной колонии.
Обычно родители, чем бы они не занимались против того, чтобы чадо шло по их стопам. А тут случай необычный вдвойне— все- таки профессия специфическая…
Татьяна, подхватив тему разговора, рассказала каково это видеть маму пару часов в день. Ждать ее с работы, засыпая на кресле…Но обиды в прошлом. Теперь женщина научилась по-другому расставлять приоритеты. Учат ее жизни не только мамины советы, но и специальность.
Обязанность Татьяны — персональный и количественный учет осужденных. «Ошибок нам не прощают»,— говорит о своей работе. Здесь не только необходимость четкого отражения на бумаге всего и вся, но и моральная ответственность. Она высчитывает конец срока заключения, подает документы на условно—досрочное освобождение, или помилование. Как и мама, берет… работу на дом. Речь, конечно, не о секретных документах. Просто трудно взять и, по истечению рабочего дня, минута в минуту, перестать думать о том, что управляет человеком, воскрешает или убивает его.
И все же дома эти женщины снимают форму и превращаются в хранительниц жаркого очага. Им, как и всем остальным хочется любви, спокойствия. У Тани растет дочка. Характер у нее, по словам бабушки, волевой (есть в кого). А еще девочка переняла от Валентины Федоровны любовь к пению. Сейчас рядом с внучкой Валентина Федоровна «заслуженная пенсионерка», заботливая бабушка, в исключительных случаях, — бек-вокал, а на работе профессионал своего дела и просто очень красивая женщина.
Разговор о тихом семейном счастье, своем огородике в стенах колонии не показался дерзким или неуместным. Казалось, в его основе материализовавшаяся мечта, невысказанные мысли, заветные сны тех, кто однажды сбился с пути. Но обязательно найдет свою дорогу после вынужденной…остановки.
Конечно, смысл словосочетания уголовно — исполнительная система далек от фразы «исполнение желаний». Но в канун праздника все-таки очень захотелось пожелать этим двум женщинам поменьше работы.
Ольга ФРОЛОВА.

Распечатать другу

Опрос


Начинается новый учебный год. Ваше отношение:


Ура! Учёба начинается!

Наконец-то встречусь с однокурсниками

Начало учебного года - обыкновенный день: ни радости, ни печали

Я совсем не отдохнул от прошлого учебного года, а тут всё сначала...

Учеба - это каторга!