Отрывки

05 Mar 2009 - 15:58

Чернобыль… Вкус полыни на губах - горечь, разъедающая душу. Кем были они, эти солдатики с лопатками против кровавого выдоха смерти: бойцам невидимого ада? С кем боролись, от кого отбивались, чего боялись?.. Кажется, ничего не изменилось. Солнце освещает седую землю, лето гуляет в дразнящих цветением садах. Вроде ничего не болит... Но уже давно мысли, мечты убиты и похоронены. В голове как в старом разбитом магнитофоне неустанно вертится одна и та же запись. Фраза старого доктора, услышанная случайно вечером под окном больничной палаты: «Да, жалко этого Волкова. Совсем мальчишка, а уже не жилец. Сколько рентген хватанул. Жалко, очень жалко». Слова, - звуковая вибрация, способная ласкать легче ветерка и резать сильнее ножа, - как взрывная волна отбросили парня назад, оглушили и исчезли на время, чтобы затем блуждать по закоулкам памяти, топтать и калечить настоящее, бить и кромсать несмелые ростки будущего...

Не жилец, не жилец… А как хотелось жить. Служба в армии подходила к концу. Соседка Иринка, даже не зная, что ее Славик в больнице, каждый день писала письма: «Жду. Люблю» Как сладко раньше было мечтать: дембель, билет на поезд, Иринкины руки, заблудившиеся в его кудрях. … Очередное признание в любви, предложение руки (сердце и так давно уже ей принадлежит). Дальше все как положено: дети, дом, обязательно свой сад… Жадные губы истосковались по пухлым щечкам любимой, по зеленым глазам.
«Не жилец, не жилец. Раз так, ничего не скажу, умру достойно, никого не обременяя». И вот такое родное, заплаканное лицо Ирины, ее желание понять: «Зачем же эти два года в каждом письме врал мне, если у тебя давно уже есть другая, и ты меня не любишь?..»
Время не стоит на месте. Оно движется, тащится, мчится, плетется, бежит, сочиться, проскальзывает, летит… Преодолевает жизненные пространства и расстояния на скрипучих телегах, белоснежных пароходах, быстрокрылых лайнерах, пешком со странническим посохом…
Виски поседели, голос изменился, фигура обрела солидность. Постепенно Волков привыкал к себе новому. Сначала — на удивление взрослому и серьезному, потом – ,как говорят, «пожилому» и неизменно печальному. Не престало удивляться, когда тебе уже под пятьдесят. А Иринка все такая же худенькая, красивая. Ее маленькая внучка называет Волкова дедушкой Славой. Он благодарно гладит горячую от поцелуев солнечных зайчиков макушку девчушки. Часто вздыхает и смешные бугорки на его скулах не могут занять положенное место. Девочка приносит в ответ на доброту и бесконечные подарки цветы с огорода, которые выращивает дедуля для бабули.
Не понятно только, почему опускает глаза бабушка, когда видит свою кроху, бегущей с цветами и книжкой в соседний дом к одиноко живущему человеку. Ее, раскрасневшуюся и веселую, непременно ждет очередная красивая грустная сказка про царевича Славика и красавицу Иринку.
Говорят, жизнь - это книга. И у каждой главы такой книги должно быть свое вступление. Судьба, яростно борясь за право авторства, прячет заветные чернила и пергамент от людских глаз. Но право выбрать эпиграф отдано самим «героям». Каким мы на данном этапе видим будущее, такие строки и впишет рок, если его не гневить и не торопить. Завтра обязательно наступит, у каждого оно будет своим. Поэтому просто грешно «избегать» жизни. Нужно бояться не успеть сделать все намеченное и каждый день умирать…от любви, а не хоронить себя заживо.
Всей грудью надо вдыхать любовь, и, не взирая ни на что, даже крича, от боли подпевать в унисон своему сердцу: «Я люблю, а, значить, я живу» . Болезнь ни что иное, как внутренний страх, словно спрут опутывающий душу и тело. Точно так, как семена отделяются от плевел, нужно отделить страх от болезни, субъективное от объективного, то что сильнее тебя и то, с чем можно бороться.. И единственное, чего нужно бояться, так это по собственной слабости, а не по вине обстоятельств не увидеть свадьбу собственной внучки, буйство цветов в тобой выращенном саду, не придумать нового узора для обветшавших наличников построенного тобой дома. Тот, кто любит всегда поймет, оценит, поможет, но не простит предательства и слабости, попытки задернуть шторы на окнах, чтобы укрыться от лучиков солнца.
Никто не знает, сколько ему отпущено Богом лет, но мы можем по собственному выбору прожить долгую серую жизнь, жалуясь на соседей, начальство, здоровье или короткий путь украсить улыбками, розами, чистотой души, любовью…
Ольга Фролова

Распечатать другу

Опрос


Начинается новый учебный год. Ваше отношение:


Ура! Учёба начинается!

Наконец-то встречусь с однокурсниками

Начало учебного года - обыкновенный день: ни радости, ни печали

Я совсем не отдохнул от прошлого учебного года, а тут всё сначала...

Учеба - это каторга!