На скорую руку – как царь в науку Сентенциозный рисунок с натуры (фрагмент)

12 Mar 2009 - 11:55

Сижу на подоконнике. Ноги согнуты в коленях под углом 45 градусов, ступни прижаты друг к другу, голова запрокинута…Закрываю глаза и затягиваюсь,- дым обволакивает меня всего, его, кажется, можно осязать. У лампы суетится непоседливая мошкара. Сквозь свое отражение в стекле пытаюсь разглядеть что-нибудь вдали. Вижу привычное небо. Непроизвольно улыбаюсь: мои отраженные очертания – границы моего неба…-то ли я в небе, то ли небо во мне. Медленно тушу сигарету аккуратными вращательными движениями кисти. Отваливается большой уголек. Устремляюсь к нему. Он распадается на меленькие, яркие и мигающие, частички…Звезды глупо улыбаются. Фонари одиноко горят в небе…. «Что-то оно темнит…-ерничаю я сам с собой и улыбаюсь.- А как там интересно инопланетяне…в небе??? Чем сейчас занимаются эти зеленые человечки?...» - в общем, начинаю забивать себе голову инопланетными вопросами и прочей ерундой.

«А разве все это ерунда? – перебиваю себя мыслями вслух. – Ведь есть же свидетели, они видели НЛО…И вообще,- «приземляюсь» я – есть же люди не от мира сего?!.» Ведь есть же!?
Спроси меня об этом кто-нибудь лет пять назад, я бы точно ответил: «Нет. И быть не может!»Теперь понимаю, что такие люди есть. Искренние, открытые, талантливые…честные.
Ну, как тут не схватиться за голову…-И-НО-ПЛА-НЕ-ТЯ-НЕ!!!
Но это правда (и, наверное, это очень хорошо). И я тому свидетель. Потому, что знаю одного из них…
У него обычное имя, обычные глаза, руки, ноги, волосы. Он, так же как все, одевается, различает те же цвета, живет в квартире, так же ходит в уборную, так же питается, спит, разговаривает, переписывается с кем-то в «асе». Но он совсем другой. То есть я хочу сказать, что все люди разные, но он отличается и от этих разных…
Есть такой город в Сибири – Братск. Неблагополучный, загрязненный и грязный…а еще таежный; город людей «с прошлым», так его называют.
Оттуда вместе с семьей, как и многие сибиряки, он перебрался в центральную полосу, сюда, в Орел. Здесь простора больше.
Отучился два года в школе и поступил в ОГУ, на филфак.
Сейчас он уже на 4 курсе. Как и я. Так же пишет вместо лекций статьи, думает о жизни и занимается на парах совместным творчеством,- пишет вместе с нами дурацкие стихи, которых, кстати, накопилась уже целая куча.
А еще он мой друг, Виктор Зырянов, и талантливый человек…
Мы сидим с ним на лавке у Польского корпуса. Обсуждаем серии South Park’а, мерзнем и собираемся, как бы между делом, устроить революцию:
- На следующей неделе, если ты свободен?!
- Нет, пожалуй, я занят. Давай отложим хотя бы на месяц…
- Хорошо. Только главное - не забыть.
Вообще, для Вити, скажу прямо, это плевое дело. Устроить революцию, провокацию, агитацию и прочую «цию». Да, он человек действия. Почему? Вдумайтесь: чисто филологически все «ции» - это слова-действия, какие ни возьми: приведенные выше революция и агитация или возьмите резолюцию, конформацию и консолидацию. Он всегда в движении, в погоне, в эйфории. Всегда ищет что- то новое - пищу для ума и «краску для будней».
Утром, когда все «болеют», а я в состоянии жесткой китайской абстиненции плетусь в университет, Виктор, перебирая на ходу какие-то бумаги в своей «почтальонской» трофейной сумке, входит в аудиторию. Недоуменно глядит на сидящих за партами и стоящего за кафедрой…кажется, ошибся дверью. Бывает. Идет к расписанию. Звонит телефон. Короткие «Да. Сейчас буду». Расторопной походкой он направляется к выходу. Идет разносить «Рабочую газету», подрабатывать. Ничего публичного и ничего личного, как всегда, -простой расчет, а деньги не помешают. «Да, я не гордый!».
А еще он коммунист. Закончил высшую школу политподготовки. Поэтому идет в Обком. Там друзья, одногруппники и знакомые. Там дебаты. Что позволяют себе эти чиновники. Повестка дня. Предстоящий субботник. И главное, скоро выборы. Он – наблюдатель. Ничего аполитичного, ничего страшного, как всегда,- простое чувство долга и справедливости, - а дивиденды будут. Городская администрация – как афтерпати после жаркого дня. «Нужно организовать митинг против людей-крабов или, на худой конец, построить космодром на территории Полесья!» Они не поймут. Хорошо, что создание масонской ложи уже одобрено. После, домой. Там – Интернет, папина стряпня (кстати, очень вкусная), Живой Журнал, ликбез и разработка темы. Час на статью, остросоциальную, о наболевшем, и злая усмешка, она же самодовольная улыбка – дело в шляпе; 2часа на ЖЖ, 2 на «Асю», 2 «полтинника» на пиво и 4 часа здорового сна. Вот такой человек «два на два». Ничего взрослого, ничего сказочного, как всегда,- запланированный форс-мажорчик.
Утром, когда все по-прежнему «болеют», он отправляется в газетный киоск за бутылочкой… горючей смеси собственного розлива. Напечатали, - правдиво и актуально, легко, почти не правили. И снова по накатанной: звонки, люди, собрания, университет, вызов к ректору, привычное «Все к чертям!»,дом, компьютер…
А еще он наш староста. Трудно сказать, что бы мы без него делали. Наверное, старостой была бы Аня Чикунова или я. Но я не хотел быть старостой, а Аня ставила бы мне «н-ки». Поэтому я полностью на его стороне. Он честно влился в касту группоначальников и,верите мне или нет, совсем даже не изменился, не стал заносчивым и не зазнался. А это дорогого стоит. Был один староста, он сам мне рассказывал, в одном университете. Так он так загонял бедных студентов, что двое из них были отчислены за непосещаемость, а трое пропали без вести, а еще четверо были в срочном порядке реанимированы. Вот так бывает.
А еще он человек-сюрприз. И правда, он не перестает удивлять ни на минуту. Одни говорят – «со странностями», другие – «позер», но он не прогибается. Потому что быть самим собой ему завещала сама природа. Он такой, какой он есть, не больше и не меньше. Это естественно. Давно забытое многими слово.
Взбалмошный, развязный, он любую ситуацию может превратить в фарс. Это факт. И еще смазать карту будней горожанам. Это аргумент. «Приходи, кстати, сегодня на флешмоб!»-как-то заявил он мне. «Куда-куда?» Тогда я не понял. Сейчас понимаю. Флешмоб, инициативным лидером орловской группы которого он является, это спонтанные акции, чтобы поднять друг другу настроение. Так что, если вы увидите где-нибудь у большого рекламного табло толпу в пятьдесят человек, тщетно тычущими кнопки пультов ДУ, то не удивляйтесь…это все он.
А еще он не Дон Кихот и не Гамлет, и тем более не заштатный Фигаро, он – Виктор Зырянов, «сонный хорек», творческая единица. Если нужно ярко и выразительно, в русле современного ЖЖ и Минаева или новоязовой сатиры, то это к нему. Он любит изгаляться над действующими лицами, выкручивать ситуации и жарить факты. Заносит на поворотах – не беда, отказали тормоза – ну, что поделаешь. Быть одиозным, эксцентричным и публичным – это его кредо. Быть романтичным, семейным и дружелюбным – это его тайна.
Однажды мы целый год провели на задворках областной администрации – в молодежном правительстве. Для него это был опыт, для меня – шанс. Обоих тошнило от кляуз, формализма и лести. Оба были сыты, потому что в чиновничьей столовой хорошо и дешево кормили.
Он в оппозиции не потому, что модно, а потому, что важно. Здесь сложней, интересней, плодоносней. Потому что «и целого мира мало»…. и «если не мы, то кто?..»
Лезть на рожон не хорошо, но это уже привычка. Не журналистская, человеческая. Новое, оно ведь всегда за семью замками.
Постоянная проба пера – принцип и методика, успех – итог жесткой выборки.
Последним, что Витя решил испытать на себе, стала работа внештатника на телевидении. Ждем первого репортажа. Тема актуальна, раскрыта всесторонне. А чем все это кончится, покажет время, - спонтанность, глядишь, и до добра доведет.
А еще он не прочь выпить с друзьями по кружке доброго пива и посмотреть футбол. Это сторона в нем самая замечательная, потому что иногда бывает совсем не с кем выпить, а он ведь и от дела оторвется, - лишь бы другу помочь. Это не самоотверженность, это жертва во благо многих тысяч людей, десятков поколений моллюсков и сотен миллионов мириад мыльных пузырей. И поверьте, это того стоит!
Михаил КОКИН.
Распечатать другу

Опрос


Начинается новый учебный год. Ваше отношение:


Ура! Учёба начинается!

Наконец-то встречусь с однокурсниками

Начало учебного года - обыкновенный день: ни радости, ни печали

Я совсем не отдохнул от прошлого учебного года, а тут всё сначала...

Учеба - это каторга!