О поэзии с поэтом

18 Mar 2009 - 14:36

Зачем нам Пушкин и кто такой Александр Башлачев? Об этом и не только мы побеседовали с молодым орловским поэтом Павлом Клоковым.

И. А. Начну, Павел, с банального. Есть ли поэты, которые повлияли на твое творчество? Или до сих пор влияют?
П. К. Ну, я думаю, на каждого человека всегда кто-то влияет. Кто-то прямо, кто-то подсознательно. Я, например, с детства очень люблю Есенина и у меня достаточно много строк, в которых и похожие метафоры, и смыслы, и, конечно, темы. Но это не значит, что я открываю книгу Есенина, беру лист бумаги и пишу, периодически сверяясь с первоисточником. То есть, я не подражаю мастеру, а учусь у него. Это разные вещи. Я мечтаю, чтобы не меня с кем-то сравнивали, а кого-то со мной. Если это произойдет, я буду счастлив. А вообще, не может быть такого, чтобы на человека никто не влиял. Не важно, поэт он или художник, или музыкант. Начинающий всегда смотрит в сторону состоявшегося, и это нормально. Но смотреть в ту сторону постоянно – это уже комплекс. Я думаю, что у меня сейчас происходит поиск самого себя.
И. А. Как я понял, твой любимый поэт – Есенин?
П.К. Я бы не стал останавливаться, замыкаться на ком-то одном. Это глупо. Нет ни одного поэта, о котором бы я мог с легкостью сказать: я зря прочел его стихи. У любого есть что-то интересное, просто у кого-то больше, у кого-то меньше. Нужно искать. Я люблю и Блока, и Маяковского, и Цветаеву, и Черного, и Слуцкого, и Пастернака, и Кочеткова, и Филатова, и Высоцкого… Да много их. (смеется)
И. А. А близка ли тебе поэзия «шестидесятников»? Ты никогда не хотел почитать свои стихи на площади?
П. К. Думаю, нет. Наверное, это не мое. Моя Муза тихая, спокойная. Для прочтения у камина. А к эстрадникам отношусь хорошо. Это целое явление. Только я больше люблю не слушать, а читать стихи. Например, Вознесенский. Его же читать – как проволоку распутывать. А на слух… Половину распутаешь, а вторая – мимо ушей. Ну, я это, конечно, про себя только говорю.
И. А. Для тех же «шестидесятников» характерен социальный пафос. Близка ли социальная тема тебе?
П. К. Тема-то, конечно, близка. Я имею свою гражданскую позицию, придерживаюсь своих взглядов. Даже вот, учась на первом курсе, вступил в комсомол. Но стихи с социальной подоплекой почти не пишу – не получается. Кстати, не получается у меня писать еще и детские стихи. Вот уж что действительно сложно! И ответственно. Нужно быть максимально честным, понятным, простым. Дети – не моя аудитория. Зато люблю пошутить. Много юмористических стихов.
И. А. Вот ты упомянул уже Высоцкого… Но он ведь не просто поэт, он исполняет свои стихи под гитару. Ты сам никогда не пытался писать тексты для песен?
П. К. Был грех, признаюсь. Еще в школе. Один из друзей писал музыку, а я куплеты. Но большим успехом это не увенчалось. А вот недавно одно из моих стихотворений превратилось уже в серьезную песню. Мой соавтор – известный орловский бард Юлия Астрахан. Она эту песню пела даже на фестивале в Воронеже. Приятно. Что касается Высоцкого, считаю его великим русским поэтом, и это в первую очередь. Уже потом он музыкант, актер, исполнитель.
И. А. А что ты вообще слушаешь из музыки?
П. К. В принципе, могу послушать все. От старинных романсов до современной попсы. Но первым делом я обращаю внимание на текст. Поэтому предпочитаю хороший русский рок, где на него делается основной акцент. Шевчук, Васильев, Чиграков, Науменко, Башлачев…
И. А. Ты вот перечислил несколько известных имен, а кто такой Башлачев?
П. К. Поэт. Обидно, что его слава не такая, как у всех этих Тимати и Лелей. А ведь в конце 80-х он являлся значительной фигурой в советском роке. Я очень советую всем почитать его или послушать. Он самобытнейший и национальный. А написал, кстати, немного – собрание его сочинений могло бы поместиться в одной книжке. Трагическая личность и трагическая судьба. У него есть былина «Ванюша». Настоящая русская песня в одиннадцать с половиной минут, полная боли и вечной русской тоски. Башлачев очень глубоко понимал русскую душу, поэтому он и стал национальным поэтом. Вы, если хотите узнать сюжет, послушайте былину сами. Или прочитайте… Он прост как все гениальное. Но дело не в сюжете. Дело в волшебстве, которым был наделен Башлачев.
И. А. Ты все время говоришь о современных поэтах, в крайнем случае, о поэтах серебряного века. А как же Пушкин, Лермонтов?..
П. К. Пушкин – это, конечно, наше все. Но когда это было? Он жил два столетия назад! Я хорошо помню, как мы в школе с упорством не знаю кого изучали Онегина, «Капитанскую дочку», Годунова, всякие сказки, стихи, элегии… Из урока в урок. А того же Евтушенко мы прошли за полчаса! Я убежден, что это неправильно. Нужно говорить и спорить о том, что современно, а не о том, что было еще о-го-го сколько лет назад. Я не говорю, что не надо изучать Пушкина, Лермонтова, Ломоносова того же… Но школа при этом должна еще и формировать читательский вкус. А это затруднительно делать, если ребенок имеет дело только с древней классикой, и ничего не знает о современной литературе. Вот и изучали бы того же Башлачева!
И. А. Ну, и напоследок такой вопрос. А тебя уже есть, по чему изучать? Где, кроме газет, ты печатался?
П. К. Кроме различных газет, в некоторых сборниках. В комсомольском, в факультетском (филологический факультет ОГУ)… Самиздат был один. Вообще издаться на сегодняшний момент трудно, если вообще возможно. Для этого нужны деньги.
Сергей ПОЛУНИЧЕВ

Распечатать другу

Опрос


Начинается новый учебный год. Ваше отношение:


Ура! Учёба начинается!

Наконец-то встречусь с однокурсниками

Начало учебного года - обыкновенный день: ни радости, ни печали

Я совсем не отдохнул от прошлого учебного года, а тут всё сначала...

Учеба - это каторга!