Сельский храм (очерк)

18 Mar 2009 - 14:43

Под Великую Троицу принято у нас ходить на кладбище убирать могилы. Вот и мы пришли с матерью на этот старый сельский погост. И здесь лежит моя прабабушка, никому неизвестная крестьянка Агриппина Дмитриевна. Давно она умерла, меня еще и на свете не было. И вот теперь я рву крапиву на ее могиле, оставляя только буйно разросшийся касатик (любимые кладбищенские цветы), подкрашиваю крест. Вокруг июньский солнечный день дробится в листве старых тополей и берез, отражается от плывущего в яркой лазури церковного креста, сочится зеленым светом сквозь листья лопухов и прочей неизвестной мне растительности. Изредка пролетит синица, задумчиво каркнет черный грач. Но ничто не нарушает удивительной тишины и покоя старого кладбища.


А кладбище это, действительно, старое.
Много сотен лет назад пришел в здешние места монах-отшельник, или по-другому старец, построил в укромном месте, в низинке, подальше от чужого любопытного взгляда маленькую деревянную часовенку, украсил ее деревянным же крестом, чтобы возносить хвалу Господу. Да срубил рядом избу для жилья и стал жить. Прослышав о нем, потянулись в эти места окрестные землепашцы и разбойнички (коих немало было вокруг). Благо им было чем поживиться. Река Черемошна, что впадала раньше в Оку, была судоходной. Да и шлях недалече проходил прямиком на Амщенск и далее в Земли Московские. Не забывали эти места и татары: рядом поле было Дикое, бескрайние степные просторы. Порубежной была земля, окраина будущего Московского царства. Видно, праведник был тот старец – стали селиться возле его часовни люди, стали хоронить своих близких, дома построили, вместо часовни возвели церковь деревянную и назвали свое селище Старцево, в честь того безызвестного инока, чье имя затерялось в глубине веков.
После Ивана Грозного, что построил верстах в двадцати отсюда на слиянии Оки и Орлеи крепость, названную Орлом, сделанную им столицей местного края, вступил на престол сын его Федор и повелел сделать ревизию своим землям. И появилась в писцовой книге подьячего Леонтия Сафонова и писца Дементия Яковлева за 1594 -1595 года такая запись: «погост на Государя Царя Великого князя Федора Ивановича всеа Руси земли, а на погосте церковь Никола чюдотворец да Борис и Глеб, древян, клетцки; на церковной земле дворов: во дворе поп, во дворе церковный дьячок ,во дворе проскурница…»
Шли годы, сменялись цари, и превратился Орловский уезд из порубежья дальнего в срединную Русь, в самый центр России. А церковь возрождалась после каждого пожара из праха, все осеняла своим крестом окрестные, изрядно поредевшие леса и новые деревни, да и само Старцево селище, Никольское тоже, вместе с близлежащими деревнями селило при Екатерине в 1755 году 199 приходских дворов.
Неизвестно мне, как стал владельцем этого села барон Остен-Сакен. Скорее всего, что подарил ему это имение за какие-то заслуги император Павел, а, может, купил он его у прежнего владельца. Но были бароны Остен-Сакены истинными христианами, потому в 1844 году вместо совсем обветшавшей деревянной церкви заложили кирпичный двухпрестольный храм во имя Св. Николая Чудотворца и Св. Страстотерпцев Бориса и Глеба. Этот храм и был освящен 4 мая 1847 года. Это его стены освещает теплое летнее солнце, стоит он и поныне и, как великое чудо, пережил он лихие год, никогда его крест не падал вниз, как в других храмах, никогда его двери не закрывались перед страждущими духом и телом. Всегда в глубине возле старинных темных икон светились красные угольки лампад, ярким пламенем горели свечи, освещая путь всем заблудшим на земле. Даже большевики не посмели его закрыть и разрушить. Не сверкает они золотом куполов, не блещет он пышной архитектурой и вычурным убранством, но живет и поныне легкий дух старца, витает под его водами и хранит храм от всех земных напастей. Видно, это он вымолил у Бога такую судьбу для этого места. В черные годы воинствующего атеизма остался он одним из двух действующих храмов на Орловской земле, не тронули ни немцы, ни наши солдаты, хотя земля в этих местах перемешана с кровью в боях за Орел, не отдал его Хрущев по зерносклад, минула чаша сия храм. Остался он святым, и сияет теперь в этот теплый июньский день его крест, отрывает души людей от земной суеты и уносит туда, в эту бесконечную небесную синеву, призывая нас творить красоту, любовь и добро.
Уборка закончена. Мы уходим с кладбища, и на прощание я оглядываюсь на Храм: прочно и основательно стоит он в тени высоких берез за церковной оградой, Щитом Евангельского слова от любого неприятеля ограждая святую Русь.
Дурунда Оксана

Распечатать другу

Опрос


Начинается новый учебный год. Ваше отношение:


Ура! Учёба начинается!

Наконец-то встречусь с однокурсниками

Начало учебного года - обыкновенный день: ни радости, ни печали

Я совсем не отдохнул от прошлого учебного года, а тут всё сначала...

Учеба - это каторга!