Цыганский Шанхай в перспективе

18 Mar 2009 - 14:53

Леженки-Мостки-ул. Луговая – если это стороны «бермудского треугольника», то площадь внутри него – это мы. Мы - это домов десять с русскими, разбросанных друг от друга на почтенном расстоянии, и где-то 46 с цыганскими семьями (человек по 10 в каждом), построенных чуть ли не дверь в дверь друг к другу.

Подчас, встречаю по пути в университет своих русских соседей, а те мне с укором – мол, Оксана, ты же журналист, напиши уже на это цыганское отродье какую-нибудь кляузу в газету – жить с ними рядом сил больше нет.
Думаешь, ну напишу. Попрут их всех отсюда - а тут маленькие дети, старики. По-человечески жалко. А не напишу – похоже, выселяться скоро придется из собственного дома – ведь строятся уже почти у самых ворот. Да и к тому же сам район, в котором сейчас живу, действительно, замер в своем развитии – дороги тут асфальтовые не укладывают, хотя черта городская – можно было бы. А не укладываются они потому, что нас русских, домов десять всего, а почти все остальные 46 этого цыганского Шанхая на карту не нанесены, так как сбиваются эти «жилища» из горбыля – отходов доски – за несколько часов, соответственно, безо всякой регистрации методом самозахвата. А райончик для покупки земли у нас, мягко говоря, не совсем удачный – опять-таки из-за соседства цыган. А чего ради десяти домов муниципалитету такие деньги тратить. Отличительной чертой нравов цыганского народа является, безусловно, его умение выпрашивать и давить на жалость - в связи с чем деревенский магазин с символическим названием «Прометей» постепенно разоряется, и, поговаривают, скоро совсем обанкротится. А ведь в нем закупались не только цыгане, но и пенсионеры Леженок и Мосток, которым здоровье не позволяет каждый день в город ходить за буханкой хлеба.
Видимо, очень любят цыгане всякую живность – в частности собак, так как развелось их неисчислимое множество. Их уже и отлавливали, и стреляли, но размножаются они явно быстрее. Школьники, раньше тратившие на дорогу 15 минут, теперь мимо цыганского Шанхая боятся ходить – такая свора собак нападет – не отобьешься. Приходится делать «крюк» по деревне – а это ни много ни мало лишних полчаса.
Вообщем, список можно продолжать еще очень долго.
А ведь в цыганском поселке «новостроек» пока не убывает, а, наоборот прибавляется. Первые дома появились году в 1988. Тогда их было 4 штуки. Затем дома по два-три в год появлялось новых. Соответственно, сейчас их 46. Можем экстраполировать ситуацию в будущее, хоть на десять лет, при постоянном приросте 2-3 дома в год и получить уже 66 домов. Далее – до бесконечности. Но до бесконечности не получится, так как, бог миловал, наш бермудский треугольник не резиновый. Земли, при условии, что никто ее не купит, осталось еще как раз максимум на десять лет. Не будут же они селиться в дворах у русских. Останется им одно - жить в домах средней площадью 30 кв.метров численностью по 50 человек. Но это уже похоже на фантастику. Хотя, конечно, в Леженках есть одноэтажный дом, в котором зарегистрировано по чиновничьей оплошности 45 человек. Но столько там, собственно, и не живет.
Может случиться и другое – среди этих домов есть 4 зарегистрированных. Вдруг, наконец-то, сельсовет (так как именно к Платоновскому сельсовету относится территория, на которой расположился этот Шанхай) найдет средства отправить этих незарегистрированных, в большинстве своем, граждан ближнего зарубежья на их историческую родину. Останется четыре чужих друг другу в кровном плане семьи. А родственнички поедут заграницу. Но у цыган таборность и даже некая клановость в крови. А значит, за незарегистрированными устремятся и легальные граждане РФ. Цыганская деревня распадется, и мы вздохнем свободно. Возможен и такой вариант. Но он тоже отдает нелепыми мечтаниями изголодавшихся по цивилизации русских этого бермудского треугольника.
И все-таки, может быть, есть какая-то надежда на то, что ситуация разрешится, и продавать свои дома русским не придется, а цыгане либо как-то образумятся, либо постепенно сами уйдут из этих мест?
Возможно, в нашу глушь ворвется научно-технический прогресс – у нас, наконец-то, заменят не очень надежные столбы линии электропередач. А когда работники службы будут менять эти конструкции, то, наверное, они обратят внимание на то, что табор почти весь живет в так называемой зоне отчуждения – то есть непосредственно под ЛЭП и на проложенных под землей газовых трубах, что, собственно ,категорически запрещено. Лед тронется – приедут разбираться в ситуации чиновники, а далее, как снежный ком – наложение запрета на строительство домов, выселение народа, непривычно пустая территория на месте бывшего Цыганского Шанхая.
Кроме того, в привычке у цыганского народа повсеместно разводить мусорки и жуткий «свинарник». Соответственно, природа отвечает им тем же – часты среди населения табора всевозможные инфекции, туберкулез и т.п. дрянь. Стоит надеяться, может, позаболеют все, да и… Жестокий вариант. Нечего добавить.
В демографическом плане у цыган в последнее время наблюдается спад рождаемости. Женщинам, наконец-то, разрешили аборты. Теперь в молодых семьях максимум по пять детей, а не так как хотя бы шесть лет назад, по десять. Хотя, конечно, чем больше детей, тем больше ежемесячные социальные выплаты на них. Но цыганки выбирают первый вариант – меньше народу – легче прокормить.
К тому же, велика смертность в среднем возрасте у цыган. Если году в 2003 редки были случаи смертей у людей 30-35 лет, то теперь это довольно частая вещь – 1-2 человека в год. Это происходит потому, что социальная структура их общества постепенно замыкается – частые браки между кровными родственниками, как следствие вырождение нации. К социологическим факторам можно отнести и то, что работать цыгане хотят за редким исключением, вот и пытаются уйти от реальности всевозможными способами, приобретая либо алкогольную, либо наркотическую зависимость.
В общем, демографический и социологический фон также не «играет» цыганам на руку.
Надо сказать, что собственно, у цыган нет своей культуры, кроме как традиции кочевания. Может быть, именно за счет последней они еще не стали либо русскими, либо украинцами, либо болгарами и т. п. Вообще же они очень быстро мимикрируют и ассимилируются в плане той же религии, основных праздников, традиций того народа, среди которого цыгане живут. У своей знакомой цыганки спрашиваю – какого Бога чтете? «Вашего, - отвечает она мне. – Жили бы в Закарпатье, были бы католиками». Так что, повторюсь, не стать частью той или иной нации им помогает их стремление к кочеванию, наверное, на каком-то подсознательном уровне. Возможно, это нежелание ассимилироваться и подвигнет табор съехать лет через 10-20.
А вот экономика и цыгане – понятия далекие друг друга. Если только наше правительство отменит эти ежемесячные выплаты или издаст закон, который введет строгий запрет на попрошайничество, тогда для них будет беда. Только этим они и зарабатывают. Ну, может быть, тщательно будут проверяться органами правопорядка пункты приема цветного лома. Это тоже заставит цыган поголодать как следует.
Но это уже можно, отнести и к внутриполитическим факторам. А еще, может быть, наконец-то, город и сельсовет разберутся, в чьем же подчинении находится Цыганский Шанхай, найдут деньги и либо расселят табор по каким-нибудь дальним деревням, либо, как я уже говорила, отправят этих в большинстве своем нелегалов на родину.
Ну, а на международный фактор рассчитывать не приходится. Все мы сейчас толерантны. Нельзя обижать другую нацию, даже если она надоела тебе хуже горькой редьки. Но, может быть, эти безалаберные кочевники с налетом романтизма, надоедят всему мировому сообществу, и для них создадут, как в свое время для евреев, автономную область…
Итак, к чему же мы пришли в своих умствованиях? Возможно, всех русских в этих Бермудах лет через десять ждет счастье. Цыгане либо выродятся, либо им попросту негде будет строиться (это, конечно, не очень радостная для русских перспектива), но зато и плодиться им будет негде, либо, наконец-то, государственные структуры начнут разбирать «завалы» в этой ситуации. Есть вариант, что цыгане станут благородной нацией, обрусеют, будут «возделывать свой сад», смотреть за детишками, растить достойных сынов и дщерей цивилизации.
В общем, перспективы не так уж и плохи, уважаемые страдающие соседи. Кроме того, стоит вспомнить, что аналогичная ситуация имела место лет двадцать назад в расположившейся неподалеку от Леженок деревни Овсянниково – там тоже табор прожил лет тридцать, а затем в силу всевозможных, в том числе и некоторых названных мной, причин попросту поехал кочевать в другие места.
Дурунда Оксана
Распечатать другу

Опрос


Начинается новый учебный год. Ваше отношение:


Ура! Учёба начинается!

Наконец-то встречусь с однокурсниками

Начало учебного года - обыкновенный день: ни радости, ни печали

Я совсем не отдохнул от прошлого учебного года, а тут всё сначала...

Учеба - это каторга!