РАЗЛУКА ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ

20 Mar 2009 - 08:28

Он робко взял ее за руку и, как всегда, предложил донести портфель до дома.
Они дружили с первого класса. Иван, высокий мальчишка с веселыми светлыми кудряшками на голове, и Верочка – хрупкая девочка с большими шоколадного цвета глазами. В школе его считали разбойником и грубияном. Но когда он шел вдоль березовой рощи, держа в руке маленькую ладонь Веры, смущался и краснел, а речь его часто теряла смысл…


Так прошли школьные годы. Держась за руки, молодой сильный парень и красивая стройная девушка вошли во взрослую жизнь. Он уже не представлял своего счастья без этих карих глаз, без дерзких, пышных хвостиков, что всегда были аккуратно перевязаны ярко ленточкой. Да и для Веры Ваня стал смыслом ее жизни. Это и понятно, ведь он остался для нее единственным родным человеком. Не так давно на фронте погиб ее отец, а мать, больная и слабая старуха, не нашла в себе силы справиться с горем. Сильная рука Вани стала единственным спасением в круговороте трудностей жизни.
В тот день моросил теплый дождь. Ваня встретил ее на скамье, на окраине березовой рощи. Здесь когда-то он впервые ее поцеловал… Парень так же улыбался, но глаза? В них Вера еще никогда не видела столько боли, тоски, тревоги… Сегодня он обнял ее так, будто в последний раз… Его голос дрожал и срывался.
– Вера, ты должна понять. Я очень тебя люблю, поэтому считаю, что пришло время задуматься о нашем будущем. Слышишь, … о нашем! – он на минуту замолчал, затем продолжил: – Я должен ненадолго уехать… У меня в Севастополе дядя… Он поможет! Любимая, заработаю денег и вернусь за тобой. Мы сыграем пышную свадьбу… Ты будешь самой красивой невестой на свете! Только дождись меня. Два года – это ведь так мало… Лишь два года! Ты веришь мне?
Он говорил так искренне и убедительно, что Вера не могла не верить. Она любила его. Его мечты были ее мечтами, его надежды – ее надеждами. Она пообещала… Она ждала…
Прошло около 30 лет, как Иван не видел свою любимую. Он не знал, как объяснить ей, что все то, о чем он говорил ей в той березовой роще, оказалось несбыточным. А того, что он заработал, едва хватило бы на обратную дорогу.
Так Ваня отслужил армейский срок в Севастополе в морском флоте. Встретил девушку и взял ее в жены. Он не любил ее… Он не мечтал о ней… Все эти 30 лет Ваня думал о Вере, о той маленькой нежной девчушке с шоколадными глазами, что навсегда осталась на скамье в березовой роще, там – в прошлом. Ему было страшно признать перед ней, той, которая считала его самым сильным человеком на свете, свою слабость, трусость, ничтожность…
Теперь у него в жизни есть все: звание капитана, заботливая жена, любящая дочь, любимые внуки и большие деньги. Но у него нет самого главного – Веры, а значит, и нет счастья…
Каждой ночью перед его глазами встает ее образ: больше глаза, пухлые губы, маленькие руки, пышные хвостики кс красной лентой…
– Где ты? Что с тобой стало? Наверное, ты счастлива. Я уверен, тебя обожают твои внуки. Я знаю, что сейчас ты самая красивая бабушка на свете! – каждую ночь эти слова падали в темноту комнаты, в пустоту.
Сегодня утром Иван встал раньше обычного. Он торопливо подошел к шкафу и достал оттуда свою форму, бережно стряхнул с погон многолетнюю пыль и, упрямо уставившись в зеркало, сказал:
– Любимая, подожди еще совсем чуть-чуть… Я еду за тобой.
В тот же вечер моряк покинул Севастополь и был на полпути к своему счастью… или несчастью…
Он шел по поселку и удивлялся. Как все изменилось! Куда делись те развалины домов, старые магазины, одинокие лавочки, стоящие вдоль проселочной дороги?
Вот она – березовая роща… Только теперь это парк. Да и берез осталось не так уж много: здесь тополя, и осины, и липы… Иван нашел ту скамью, где прошли самые счастливые годы его жизни. Присел. С этого места все также видны окна ее дома. Он по-прежнему стоит в тени когда-то молодых, а теперь искривившихся берез.
Иван долго просидел на этой лавочке. Ему было безумно страшно, даже больно от мысли, что дверь не отворится, или отворится, но не ею…
Старый капитан, подкурив очередную сигарету, дрожащей рукой поправил седую прядь волос, небрежно упавшую на лоб. В те минуты вся жизнь пронеслась перед ним. Он думал о смысле жизни, о поиске счастья, о вечном и бессмертном, о дорогом – о Вере…
Взгляд Ивана остановился на проходившей мимо старушке. Она шла, грязная, в разорванных лохмотьях, еле переставляя ноги. Из-под неаккуратно покрытого платка выбились грязные серые волосы, больше похожие на комок спутанной ржавой проволоки. В одной руке старуха несла сумку, а другую держала у себя на пояснице.
Спокойно и невозмутимо она подошла к мусорному баку, стоящему перед домом. Так же невозмутимо пожилая женщина начала погружаться в него в поисках того, что, видимо, составляет для нее смысл жизни нескольких последних лет. Изредка она морщила нос, отворачиваясь в сторону, и сплевывала, грубо бормоча себе что-то под нос… У Ивана, наблюдавшего за старухой, почему-то защемило сердце. Ему захотелось искренне помочь женщине. Медленно приподнявшись со скамьи, седой капитан пошел по направлению к ней. В этот момент старуха оторвала взгляд от содержимого мусорного контейнера и несколько минут, прищурив глаза, вглядывалась в лицо подходившего к ней мужчины. Подойдя ближе, Иван резко остановился . Глаза… До боли знакомы глаза были у женщины! Большие, шоколадного цвета, но мертвые. Слезы брызнули из глаз моряка:
– Верочка… Это ты, я знаю…
Старуха, кинув сумку, хромая, бросилась бежать вглубь парка. От горячих слез глаза ее ничего не видели.
А он стоял… Он смотрел вслед убегающей старухе и горько плакал. Старый капитан понимал, что его прошлое, настоящее и будущее навсегда убегают от него вместе с этой убогой женщиной. Ему хотелось умереть… Умереть от стыда, боли, обиды. От вины за то, что он сломал жизнь своему единственному дорогому и любимому человеку. Иван крикнул:
– Прости меня! За все прости!
Старуха, отбежавшая довольно далеко, остановилась. Оглянувшись, она тихо прошептала хриплым, безжизненным голосом:
– Я ждала тебя два года, которые тянулись целую жизнь…
Но он этого не услышал и не услышит никогда.
Вера скрылась в зарослях рябины. Иван тем же вечером улетел в Севастополь, где доживал жизнь в душевном одиночестве. А когда умирал, в последние минуты биения своего сердца он шептал ее имя и на холодных губах навсегда застыло тихое «Вера».
Что стало с ней? Никто не знает. Скорее всего, она так и умерла, скитаясь от мусорки к мусорке. Зато Вера точно знала, что есть на земле разлука длиною в жизнь.
Ю. ФАТЕЕВА

Распечатать другу

Опрос


Начинается новый учебный год. Ваше отношение:


Ура! Учёба начинается!

Наконец-то встречусь с однокурсниками

Начало учебного года - обыкновенный день: ни радости, ни печали

Я совсем не отдохнул от прошлого учебного года, а тут всё сначала...

Учеба - это каторга!