Осколки мозайки

27 Jul 2009 - 09:50

Как ни прискорбно это осознавать, но дети XXI столетия рискуют оказаться в положении героев романа «Кысь». Не пугайтесь, я имею в виду не ядерный взрыв, боже упаси. Но ситуация плачевная. Новое поколение теряет память.

Да этот Никита Иваныч начал по всему городку столбы ставить. У своего дома на столбе вырезал: «Никитские ворота». А то мы не знаем. Там, правда, ворот нет. Сгнивши. Но пусть. В другом месте вырежет: «Балчуг». Или: «Полянка». «Страстной бульвар». «Кузнецкий мост». «Волхонка». Спросишь: Никита Иваныч, вы чего? А он: чтоб память была.
(Т. Толстая. «Кысь».)

Как ни прискорбно это осознавать, но дети XXI столетия рискуют оказаться в положении героев романа «Кысь». Не пугайтесь, я имею в виду не ядерный взрыв, боже упаси. Но ситуация плачевная. Новое поколение теряет память.

На одном из занятий по герменевтике мы разбирали рассказ И. А. Бунина «Тишина». Искали и интертекстуальные связи. И встретилась нам фамилия (или имя?) — Ибсен. Кто это такой никто не знал или по какой-то причине постеснялся ответить. Разъяснять нам не стали. Я тогда подумала, что, как только приду домой, обязательно узнаю — великий и могучий Интернет поможет. Но потом я об Ибсене благополучно забыла. Зато каждый день в моей комнате звучала чудесно-проникновенная «Песня Сольвейг» из оперы Эдварда Грига «Пер Гюнт». Неделю спустя после той «злополучной» лекции по герменевтике захотелось мне послушать всю оперу. Я уже слышала и «Норвежское утро», и «Танец Анитры», и «В пещере горного короля» (кто же этой композиции не слышал?). На поиски оперы отправилась в ближайший музпункт — в Интернет. Каково же было моё удивление, когда я увидела уже полузабытую фамилию — Ибсен. Именно он, как оказалось, написал пьесу «Пер Гюнт». И мне стало ужасно стыдно. Столько лет душа лелеяла отзвуки мелодии «Песни Сольвейг», а я о героине знала только самое общее — она жила в Норвегии и ждала Пера. Это всё равно что знать, что Солнце — звезда, но никогда не чувствовать его тепла.

Прочитала пьесу и проревела полчаса, намурлыкивая сквозь давящие слёзы мелодию песни настоящей любви, песни-молитвы.

А потом стало страшно. Не троллей и таких людей, как Пер Гюнт. Стало страшно и обидно от того, что миллионы людей не испытают того чувства, которое испытала я. Они никогда не прочтут драму. Либо не узнают вообще, не по своей вине, либо не захотят знать в принципе. Конечно, есть проблемы и посерьёзнее. Кто-то едва сводит концы с концами. О каком Ибсене может идти речь, когда не еды, чистой воды, когда вся зарплата уходит на возвращение долгов. Но, к сожалению, в мире очень много людей, которые могут позволить себе заняться самообразованием, но чужая жажда знаний их удивляет и смешит.

Вот только интересно, что в этом нелепого и смешного? Разве плохо знать о том, что знали твои предки? Опыт веков должен накопливаться и отшлифовываться, как драгоценный камень. Наша жизнь, настоящее — лишь оправа. Она древнее камня, но создана именно для него. То, что можно наблюдать сейчас — россыпь стекла от разбитого витража. Кто-то пытается подобрать к оправе разрозненные осколки, но не пытается собрать мозаику-карту, которая укажет путь к камню истины. Осколки — явления культуры. Осколков так много, что глаза очень быстро устают и перестают видеть всё. Взгляд и чувства притупляются, и видно только то, что ближе к нам. Остальное — расплывчатое пятно. Но человек, жаждущий знаний, терпеливо вглядывается в пространство, и для него вдруг открываются всё новые и новые осколки. Глядишь — уже и собрал крошечный кусочек витража. В наше время нужно быть героем, чтобы сделать это самостоятельно. С наставником и проще, и быстрее. Только наставников и учеников мало.

У меня в истории с Ибсеном наставника не было, но была ниточка — музыка, с которой я была знакома с детства. Мир классической музыки открыла для меня мама. Она же покупала книжки с репродукциями картин. Так что жаловаться не буду — наставник у меня был. Повезло. Теперь я довольно взрослая, чтобы открывать новые осколки мозаики самостоятельно. На уроках музыки в школе и за 2,5 года обучения в музыкальной школе я услышала мелодий меньше, чем за время, проведённое дома, до своего седьмого дня рождения. Спасибо огромное наставнику. Если после этого рассказа вы подумали, что она библиотекарь или учитель начальных классов. Вы ошиблись. Она экономист, работает в Управлении с/х и продовольствия: считает удои и центнеры с га. И почти всю жизнь безвыездно прожила в родном п. Шаблыкино.
Мораль сей басни такова: уважаемые (будущие) родители, не нужно рассчитывать на то, что в детском саду или школе вашему ребёнку дадут необходимые знания. Наставниками должны быть вы, а не посторонние люди.

Что я хочу сказать маленькой историей из своей жизни? То, что учиться, познавать, открывать новое, искать нужно всегда. Нужно кусочек за кусочком собирать волшебную мозаику, передавая собранные фрагменты потомкам, чтобы им не пришлось начинать работу заново. Как в песне поётся: «Моря до краёв наполнялись по каплям. И срослись по песчинкам камни». Наш мир собирал свою мозаику до тех пор, пока не достиг гармонии. Давайте внесём по ниточке шёлка знаний. Если у нас сейчас есть возможность познавать, может, не стоит от неё отказываться? Не нужно осворачиваться от осколков и тем более их топтать — они ведь так прекрасны! Давайте собирать мозаику вместе.

Ирина РОМАШОВА.
Распечатать другу

Опрос


Начинается новый учебный год. Ваше отношение:


Ура! Учёба начинается!

Наконец-то встречусь с однокурсниками

Начало учебного года - обыкновенный день: ни радости, ни печали

Я совсем не отдохнул от прошлого учебного года, а тут всё сначала...

Учеба - это каторга!