Слава и безличие

27 Jul 2009 - 09:56

На одной из лекций в нашей группе разразилась дискуссия о том, нужна ли форма: школьная, студенческая, рабочая. Аргументом в защиту формы, как всегда, стало то, что она дисциплинирует. Противники даже теоретического введения формы настаивали на том, что личность становится просто частью толпы.

Конечно, можно как согласиться с обеими точками зрения, так и отвергнуть их. Вряд ли форма избавит отъявленного хулигана от искушения разбить окно или пострелять из рогатки (если, конечно, сейчас школьникам известно о подобном доисторическом виде «оружия»).

Да и с тем, что человек в форме тоже становится безликим, тоже можно поспорить.
«Не имей сто рублей, а имей сто друзей». Замечательная мудрая пословица. Очень справедливая и точная. Конечно, «сто друзей» — явная гиперболизация. Друзей в принципе много быть не может. Часто мы склонны называть друзьями людей, с которыми у нас просто хорошие отношения. Но всё это приятели или просто знакомые. Друг — это твоя душа, заключённая в другой «оболочке». Друг — это тот, с кем можно поделиться и радостью, и горем, тот, у кого можно попросить совета и поддержки. Да даже и просить не нужно. Друг — это, тот, кого можно впустить на порог своей души. И другу абсолютно безразлично, во что ты одет.

Человек не может быть безликим в принципе. У каждого всё равно есть какие-то особенности.

Конечно, замечательно, когда действительно неординарные личности даже внешне выделяются из толпы. Да, безусловно, намного проще заявить о себе с помощью каких-то внешних качеств. Встречают по одёжке. Прохожие на улице обратят внимание, проводят взглядом. Они узнают о человеке только самое общее по стилю одежды. И больше ничего. Запомнится только образ, а не сам человек. Вот это и есть настоящая безликость.

Может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, что желание выделиться из толпы внешне частично вызвано каким-то комплексом. С одной стороны, человек демонстрирует свою индивидуальность. Это то, что совершенно очевидно и лежит на поверхности. Но, наверное, здесь есть и другая сторона. Это страх. Страх того, что жизнь пройдёт как-то бездарно, не так, как хочется. Страх того, что для полного счастья не хватает какого-то очень важного качества, и из-за этого нет возможности оставить свой след. Страх того, что «обо мне никто не узнает». Обидно от осознания того, что, кроме внешней оболочки, по сути ничего нет. Вот и начинает какая-нибудь восьмиклассница наносить «боевую раскраску». А зачем? После бала останется только маска, впечатление.

Не лучше ли, когда тебя знают не благодаря внешности, а из-за душевных качеств? Не лучше ли заслужить славу своими умениями, знаниями, талантом? Намного важнее, когда тобою восхищаются не случайные прохожие, а близкие люди.

Слава из-за внешности пролетает так же быстро, как увядает брошенный в пыль цветок. Слава заслуженная живёт, как мелодия колыбельной. Память о ней хранится где-то глубоко-глубоко в сердце. Сохранилась ли память о модницах былых времён? «Где ныне прошлогодний снег?» Зато каждый ребёнок знает, что когда-то, давным-давно жили на этом свете Рафаэль, Гомер, Аристотель, Александр Македонский, браться Гримм, мать Тереза, Пушкин… Сейчас вспомнились строки из стихотворения Андрея Дементьева: «Не важно, как нас оценят. Важней, чем помянут нас».

Не важно, будет когда-нибудь введена форма или нет. Не важно, в каком виде человек приходит в школу или на работу. В конце концов, для этого есть самоцензура. Человек изначально индивидуален. И для тех друзей-знакомых, которые его знают, он уже единственный и неповторимый. А нужно ли что-то большее?

Ирина РОМАШОВА
Распечатать другу

Опрос


Начинается новый учебный год. Ваше отношение:


Ура! Учёба начинается!

Наконец-то встречусь с однокурсниками

Начало учебного года - обыкновенный день: ни радости, ни печали

Я совсем не отдохнул от прошлого учебного года, а тут всё сначала...

Учеба - это каторга!