Человек, обманувший смерть

10 Oct 2009 - 13:48

Работы советских ученых первой половины XX века в области биологии и физиологии отличались поразительной смелостью замыслов, захватывающими экспериментами и редкой даже по сегодняшним представлениям перспективностью. Главным направлением исследований того времени была борьба со смертью и попытки оживления организма.

Научной базой явилась целая серия старых работ с изолированными органами. Биологи убедились в том, что кусочек сердца куриного зародыша может ритмически сокращаться очень продолжительное время в искусственной среде. Органы «простейших» организмов могут быть настолько неприхотливы и жизнеспособны, что, даже будучи отсеченными от целого организма, продолжают жить и развиваться. Гидра получила свое легендарное имя именно из-за этой особенности, а отрезанный луч морской звезды дает начало целой новой морской звезде. И все это в самых обычных условиях существования этих организмов.
Появились и первые ошеломляющие результаты. Блестящий хирург Владимир Демихов успешно пересаживал сердце от одной собаки к другой. Доктор Шуга из Краснодара демонстрировал собаку, у которой почка была пришита на шее и выделяла мочу (собственных почек у собаки не было). Знаменитый профессор Кулябко оживил голову рыбы, пропуская через сосуды головы раствор, содержащий соль в соотношениях крови и изолированная голова рыбы функционировала. Он же первым в мире оживил человеческое сердце в виде изолированного органа. Параллельно шли работы по оживлению целого организма.
Но самые смелые работы принадлежали Сергею Сергеевичу Брюхоненко. Проблема продления жизни волновала его еще со студенческой скамьи. Опираясь на работы предшественников, он поставил перед собой задачу — заняться опытами с изолированной головой собаки.
Главной задачей было обеспечить нормальное кровообращение, так как даже кратковременное его нарушение вызывает необратимые процессы в мозге и смерть. Тогда он собственными руками сконструировал первый аппарат искусственного кровообращения, названный автожектором. Аппарат являлся аналогом сердца теплокровных животных и осуществлял с помощью электромоторов два круга кровообращения. Роль артерий и вен в этом аппарате выполняли каучуковые трубки, соединявшиеся в большом круге с головой собаки, а в малом — с изолированными легкими животного.
В 1928 г. на третьем съезде физиологов СССР Брюхоненко продемонстрировал оживление изолированной от туловища головы собаки, жизнь которой поддерживалась при помощи аппарата искусственного кровообращения. Чтобы доказать, что голова, лежащая на столе, была живой, он показал как она реагирует на раздражители. Брюхоненко ударил по столу молотком, и голова вздрогнула. Он посветил ей в глаза, и глаза моргнули. Он даже скормил голове кусочек сыра, который тут же выскочил из пищеводной трубки на другом конце.
В своих заметках Брюхоненко писал:
Особенно интенсивные движения следовали за раздражением слизистой носа зондом, введённым в ноздрю. Такое раздражение вызывало у головы, лежавшей на тарелке, столь энергичную и продолжительную реакцию, что начиналось кровотечение из раненой поверхности и едва не были оборваны трубки, присоединённые к её сосудам. Голову при этом пришлось придерживать на тарелке руками. Казалось, что голова собака хотела освободиться от внедрённого в ноздрю зонда. Голова несколько раз широко открывала рот, и создавалось впечатление, по выражению наблюдавшего этот эксперимент профессора А. Кулябко, что она будто пытается лаять и выть.
Этот эксперимент явился началом новой эры в медицине. Стало ясно, что оживление человеческого организма после наступления клинической смерти реально так же, как проведение операций на открытом сердце, пересадка органов и создание искусственного сердца.
Об успехах российского хирурга писали зарубежные газеты.
В последующие годы работа заключалась в усовершенствовании метода искусственного кровообращения. Возникла необходимость создания «искусственного легкого». С.С. Брюхоненко совместно с профессором В.Д. Янковским разработал сплошную систему «искусственное сердце — легкое». С одной стороны, она обеспечивала полноценное кровообращение организма, а с другой — полный газообмен, заменяя лёгкие..
В 1942 г. в очень трудные месяцы Великой Отечественной Войны в Московском институте скорой помощи им. Склифосовского была создана лаборатория экспериментальной патологии. Первыми руководителями лаборатории были профессора С.С. Брюхоненко и B.C. Троицкий. Под руководством Брюхоненко были разработаны условия консервирования крови, позволяющие сохранять её в течение двух-трех недель, что имело чрезвычайно важное значение при оказании помощи раненым.
С 1951 года С.С. Брюхоненко участвовал в организации нового Научно-исследовательского института экспериментальной хирургической аппаратуры и инструментов, где сначала был заместителем директора по медицинской части, а потом возглавлял физиологическую лабораторию. С 1958 года С.С. Брюхоненко руководил лабораторией искусственного кровообращения института экспериментальной биологией и медицины Сибирского отделения Академии Наук СССР.
В 1960 году Сергей Сергеевич Брюхоненко скончался в возрасте 70 лет. За свою жизнь он запатентовал десятки изобретений в разных областях, чем, несомненно, внёс огромный вклад в развитие отечественной науки. За научное обоснование и разработку проблемы искусственного кровообращения доктору медицинских наук С.С. Брюхоненко в 1965 году посмертно была присуждена Ленинская премия.
Без метода искусственного кровообращения невозможно представить современную медицину. Но, к сожалению, в повседневной практике врачи пользуются не прибором Брюхоненко: как и многие российские идеи, эта была подхвачена западными учеными и доведена там до совершенных промышленных образцов.
В Москве на доме №51 по проспекту Мира висит невзрачная мемориальная доска, и почти никто из проходящих мимо людей не знает, чем же осчастливил мир великий российский ученый Сергей Брюхоненко, проживавший здесь.
Ангелина Бормотова 38 гр
.
Распечатать другу

Опрос


Начинается новый учебный год. Ваше отношение:


Ура! Учёба начинается!

Наконец-то встречусь с однокурсниками

Начало учебного года - обыкновенный день: ни радости, ни печали

Я совсем не отдохнул от прошлого учебного года, а тут всё сначала...

Учеба - это каторга!