«Подарок» от «Свободного пространства»

19 Oct 2009 - 09:48

Вот уже много лет подряд театр «Свободное пространство» удивляет новыми премьерами. 33 сезон не стал исключением: «ЛЮБОФФ» Мюрррея Шизгала, «Ночь перед рождеством» Николая Гоголя, и наверное самая ожидаемая - «Белое на черном» по бестселлеру с русским характером Рубена Гальего.

Режиссером выступил лауреат Государственной премии Геннадий Рафаилович Тростянецкий. Актерский состав уникален: вместе с заслуженными артистами, на сцене не играют, а скорее живут студенты актерского курса ОГИиК.
Теперь непосредственно о самом спектакле. Я шел в театр, как говорят, не подготовленный: не читал книгу, хотя автор получил Букера в 2003 году, и не интересовался подробностями сюжета, хотя появление романа произвело то ли фурор, то ли шок в мировой литературе. Ожидал чего-то максиму хорошего, но у меня было впечатление удара обухом по макушке. Автор заставил наконец-то открыть глаза на то, что мы старались не замечать.
Постановка, как и сама книга, попытка описать без лишних эмоций жизнь героя Рубена в СССР. Дедушка - Игнасио Гальего, генсек Коммунистической партии Испании, мать — журналист и переводчик Аурора Гальего, вышла замуж за писателя Сергея Юрьенена, а он сам, маленький Рубен, оказался не нужным, так как обладал ужасным диагнозом — ДЦП. Жадно впитываю всю информацию о мире, он пытался понять откуда он здесь, где его мама, и почему все кому не лень называют её черной сукой? К десяти годам он сам все осознает...
Спектакль - это отдельные сцены, ярчайшие воспоминания Давида Гонсалеса. Главы памяти, которые лучше других характеризуют его «детство» . Мы видим людей, которые составляли его семью - нянечки, директора, врачи, и пацаны . Их детство было условным. Их всегда убеждали, что они не должны жаловаться и обижаться, так как Союз сохранил им жизни, дал кров и еду. Не то что Америка, где инвалидов, по словам преподавателей, умерщвляют при рождении. Маленький Рубен за это в тайне любил далекую враждебную страну, и не понимал почему так нельзя делать у нас.
Они, не ходячие, не могли посещать обычную школу, театр, кино, поступать в университет, не смотря на свою гениальность. Старались залить плохие мысли водкой, дымом табака убивали нервную дрожь. Им не дали выбора. Их жизнь выглядела как примитивная математическая задача: из пункта А «детский дом” дети отправлялись в пункт В «дом престарелых», а путь от А до В - ожидание ужасного, потому что в 16 лет они прибывали на конечную станцию - их признавали пенсионерами и скидывали гнить на койку в своих фекалиях.
Через весь спектакль проходит утрированный образ Клоуна Рональда, некая злая судьба, которая играется героем как марионеткой. Швыряет его из стороны в сторону. Этот типаж, как и главы посвященные Америке - личные ассоциации и воспоминания автора о где-то наигранной лояльности. Глупо упрекать его в попытках противопоставить Россию и США. Он не говорит об этом и даже не намекает. К тому же у него нет родины, о чем он сам признается: России он не нужен, а за океаном его никто не ждет. Он только мечтает о удобной американской коляске, которая приоткрыла ему дверь в мир живых и полноценных людей.
На сцене мы видим не только физических героев - инвалидов, но и психологических уродов - их окружение, которое смотрится более ущербным.
Актерский состав на отлично справился со своей задачей. У меня не возникало вопросов. Все, что они делали, было мотивированно.
В конце спектакля перед зрительным залом выходит заслуженная артистка Татарстана Елена Алексеевна Крайняя, играющая роль нянечки. Она говорит о том, что завершится он должен её монологом, но у неё не получается. Решено - она просто выйдет в конце и расскажет его:«Я здесь уже давно работаю. Когда пришла, посмотрела, а тут детки маленькие, кто без ножек, кто без ручек. И все грязные. Его помоешь, а он по полу поползает — и опять грязный. Кого с ложки кормить надо, кого подмывать каждый час. Уставала очень. В первое ночное дежурство ни на минуту не прилегла. Еще новенького привезли, он всю ночь маму звал. Я к нему на кровать присела, взяла его за руку, так и просидела над ним до утра. И все плакала, плакала. А наутро пошла к батюшке благословения просить, чтобы уволиться. Не могу, говорю, на это смотреть, всех жалко, душа разрывается. А батюшка благословения и не дал. Говорит, что это теперь крест твой до конца дней. Я уж его так просила, так просила. А потом поработала, притерпелась. Но все равно тяжело….»
И правда. Спектакль сам по себе тяжко ложится на плечи зрителей, а особенно на людей с восприимчивой психикой. Могу судить по картине, которую наблюдал: занавес сомкнулся и зал на секунду опустился в темноту. Вдруг, прямо за моей спиной оператор включает фонарь на видеокамере. Люди инстинктивно повернулись на свет - у некоторых были слезы. Я думаю, что последующие слова будут лишними.
P.S.: Находился под впечатление от увиденного. Решил прочитать книгу. Так получилось, что дочитывал последние главы в транспорте. В этот момент я проезжал мимо театра, где висел основной баннер. Соседки напротив заговорили: ««Белое на черном» - история, в которую трудно поверить» - Ха, они бы мою историю поставили, вот у меня столько всего было, не позавидуешь». Собеседница с ней согласилась. А я не стал их переубеждать, пусть сходят на спектакль и сами все поймут.
Никита МАЙОРОВ
Распечатать другу

Опрос


Начинается новый учебный год. Ваше отношение:


Ура! Учёба начинается!

Наконец-то встречусь с однокурсниками

Начало учебного года - обыкновенный день: ни радости, ни печали

Я совсем не отдохнул от прошлого учебного года, а тут всё сначала...

Учеба - это каторга!