Графоманам посвящается

15 Feb 2010 - 15:54

Много, поистине много пишут
наши современники! Всюду,
решительно всюду оставляют они
плоды своего безудержного
вдохновения. Заполнены сайты
безграничного Интернета, забиты
полки книжных магазинов… Только
отчего-то не думается, что грядет
бриллиантовый (что ли?) век
литературы.

Какой-нибудь критик.


Хрусть-хрусть сапожки по снегу, мороз щиплет за уши, а доморощенный Читака спешит в книжную лавку. Бежит он, разминая замерзлые ладошки, чтобы скорее впиться кончиками пальцев в долгожданные странички. Звякнули китайские колокольчики у двери, и вот оно – царство букв, слов, творений.
Читака взвизгивает тихонько и устремляется к полкам, а на полках… Да, это то, что теперь называют книгами. Прекрасный твердый переплет, восхитительная снежная бумага, буковки одна к одной, а на блестящей обложке – сияющий лик какой-нибудь «звезды». С обязательной эпохальной репликой в заглавии. Что-нибудь типа – «К славе через боль и страдания». А безупречно набранный и удачнейше расположенный текст представляет собой бредовые россказни, автор которых стремиться урвать свой кусок той самой яркой заплаты. Читака быстренько ставит это роскошное чудовище обратно и семенит дальше, семенит с надеждой.
Ох! Любовные романы! Полка простерлась по всему залу – края не видать. Что делать, берет Читака в руки книжицу – не то «Роковая страсть», не то «Дикое влечение». «Он привлек ее к себе и страстно прошептал…», - Читака суетливо задвигает книжку в ряд. Берет следующую: «Страстно прошептав, он привлек ее к себе…». Ааааа! Прочь от полки с романами!
А что здесь? Новинки? Таак. Устрашающего вида модные готические повести, разноперые философско-бредоватые поучения всяких психологов, и, само собой, рублевские откровения различных сортов. Голова Читаки кружится, ноги начинают подгибаться и тут… Легкий-легкий запах литературы. Читака в полуобмороке следует ему и находит загнанные к стенам стеллажи с Гончаровым и Достоевским.
Уходит Читака, унося из лавки скромный томик Тютчева, с весьма сносным, однако ж, оформлением.
II
Читака просыпается поздно, потому что всю ночь нараспев шептал тютчевские строчки. Но томик-то был невелик, и опять бестолковая читакина душа просит чего-то. В книжный идти не хочется совсем. Ага! – глаза Читаки загораются, и он бежит к компьютеру. Всемирная сеть-то уж наверняка что-нибудь предложит.
Поплыли перед глазами страницы сайтов. С одного на другой кочующие «любовь-кровь», «розы-грозы»… Или наоборот – жуткой архитектуры вирши, в которых сломать можно не только шею. А Читака ищет, ищет... Он хочет читать простые красивые стихи, хочет встретить нового Пушкина, нового Фета.
А здесь… Здесь сборище тех, кто даже не сумел пройти издательских лабиринтов, кого редакторы гнали с порога. В таких обстоятельствах у новоявленных писателей амбиции, как и полагается, вымахали, как под булгаковским красным лучом, до размеров фантастических. Теперь они – страдающие за правду и несправедливо ущемленные. Несомненно, это придает писакам некий героико-романтический ореол. Тем более, что необходимый антураж помогают создавать величественный ник и загадочный аватар. В обманчивой ирреальности информационного пространства самый ничтожный и пустой человек может создать себе колоссальный образ. И с вершины этого образа вещать о литературе так, как будто что-то в ней понимает. Ну и заодно обливать грязью сотоварищей по перу, пытаясь выставить свой бочок под лампу.
Читакины глаза наполняются слезами, и он с обидой отворачивается от монитора. Тут его осеняет – библиотека! А… Сегодня последний понедельник месяца – санитарный день. Не везет, так не везет. Читака подходит к окну, подпирает ладошками подбородок и смотрит в заснеженную даль.
Дарья НОВИКОВА.
Распечатать другу

Опрос


Начинается новый учебный год. Ваше отношение:


Ура! Учёба начинается!

Наконец-то встречусь с однокурсниками

Начало учебного года - обыкновенный день: ни радости, ни печали

Я совсем не отдохнул от прошлого учебного года, а тут всё сначала...

Учеба - это каторга!